ВЗГЛЯД ИЗ-ПОД ЗЕМЛИ

Владимир Мальцев.

Одна из текстовых линий к фотоальбому по пещерам Кугитанга, начинающаяся приблизительно с 1/3 альбома и постепенно расширяющаяся к его финалу.

Идет человек себе по горам, видит - дыра, а в дыре той странные люди - спелеологи сидят. И становится человеку интересно - что они там делают, зачем да почему. Но вот незадача - все объяснили, расписали, картинки даже показали, - а все равно непонятно. И начинает вспоминаться классический анекдот, даже скорее притча. Отом, как привезли в институтский виварий обезьяну, в комнату заперли, дали привыкнуть, - и заглянули в замаскированную дырочку. Что она там делает? А в дырочке - крупным планом глаз. Обезьяна наблюдает, что это там делают экспериментаторы┘

Хорошая аналогия? С одним маленьким, правда, отличием - спелеологи, в отличие от обезьян, говорить все-таки умеют. И обычный наш мир, обычные наши проблемы, на взгляд человека, на месяц-другой полностью оторвавшегося не только от цивилизации, но даже и от самое света солнечного, выглядят весьма и весьма неординарно. Причем смех смехом, но для того, чтобы понять человека в экстремально нечеловеческой обстановке, в первую очередь нужно понять, а чем эта обстановка ему ближе, чем ⌠нормальная■.

Итак, описание прочитано, картинки просмотрены, но вопросы - остались. И самые глубинные. Для кого и зачем Природа (или Бог) всю эту красоту создали? Почему для того, чтобы это увидеть, нужно спускаться в подземный мир? Чем отличаются от других людей спелеологи - те, кто не мыслят жизни без этого таинственного мира?

Простых ответов на эти, равно как и многие другие вопросы, нет. Это - вопросы мироощущуния, которое можно понять, а можно не понять. И вместо попыток ответа на них - лучше просто поговорить. О пещерах и людях, о философии и об искусстве, о науке и религии. Всерьез и с шуткой, категориями реальными и фантастическими. Как будто сидя вокруг примуса на подземном лагере. Или же - дома, но в окружении походных фотографий и за бутылкой хорошего пойла. Без скидок на то, что кто-то - специалист, а кто-то - нет. Сколько угодно растекаясь мыслью по древу и походя берясь решить пару-тройку мировых проблем. И пусть заносит в область слабообоснованных гипотез. Здесь все равны. И ответы - придут сами. Вместе с уже обоснованными теориями. Возможно.

*****

Созерцание гениальных творений Природы - занятие своеобразное и имеющее множество разнообразных традиций. Большей частью - утраченных полностью, или локализовавшихся в неэкспортируемых культурах отдельных народов. А в международном обиходе за последнюю сотню лет устоялась новоявленная традиция - совмещать созерцание с болтовней экскурсовода. Или же, если созерцание происходит не ⌠живьем■, а средствами фотоальбома - с чтением текста, имитирующего ту же болтовню. Занятие, бессмысленное предельно. Возможные темы, возникающие при сопровождении экскурсий, ограничиваются популяризацией научного знания, истории исследования - ну, и всякими элементарными ассоциациями. Все. Остального якобы не поймут домохозяйки. Закон поп-культуры. Для того, чтобы человек охотно потреблял суррогаты вместо истинных ценностей, при появлении оных ценностей на горизонте клиента следует отвлечь, накачать либо ненужной в данном контексте, либо просто бессмысленной информацией. Что, впрочем, строго одно и то же.

Но. Человек не есть тупая скотина. И если экскурсоводу заткнуть рот - человек начнет думать. Совсем не о том, на что объект созерцания похож. И не о том, как он устроен. Равно как и не о том, кто, когда и как его нашел. Скорее, даже вообще не о чем-то определенном. А - категориями сугубо общими. О сущности и взаимосвязи вещей, о Природе и Боге, словом - обо всем том, что принято называть философией.

Есть такой древний анекдот, в котором по улицам носят кирпич, и, демонстрируя его встречным, вопрошают об их мыслях при взгляде на сей кирпич. И - даже при столь приземленной модели некоторые версии звучат весьма осмысленно и неординарно. Вполне пробуждая у наблюдательного индивидуума интерес к ходу мыслей других индивидуумов при созерцании более сложных предметов и ландшафтов. Ибо здесь и возникает граница между действительной философией и так называемым концептуальным искусством. Как там оно у Пелевина? Альманах ⌠Треугольный хуй■┘ Так вот при попытке перехода этой границы мы и попадаем в пещеры. По одной очень простой причине. Наука и философия уже достаточно развиты, и, чтобы растормозить воображение в достаточной степени для ⌠нырка в неведомое■, нужны предельно непривычные условия. Аналогии третьего порядка, которые у человека проявляются при созерцании непривычного - в ⌠обычных■ окружениях и остаются при нем же, не найдя своего словесного выражения, и, соответственно, своего слушателя. Даже не успев оформиться, а лишь мелькнув где-то в глубине подсознания. Дальше внимание переключается на что-то еще. Конечно, за исключением случая, когда созерцанием занимается выдающийся художник или поэт, но - мы люди обычные, и этот случай на себя не примеряем. Пещера же, резко ограничивая объем поступления информации по всем каналам, позволяет и у обычного человека задействовать существенно большие логические ресурсы на осмысление аналогий высших порядков, порой доводя возникающие мысли до обсуждения. И - на лагере подземных экспедиций возникают дискуссии не о пещерах, не о женщинах - а об искусстве, о моделировании интеллекта, о космологических теориях, ┘

Разумеется, часовая экскурсия - не экспедиция, и даже хорошо изданный альбом - не пещера. Но - представляется, что даже в альбоме приличествует порассуждать о вещах масштабных и общих. Именно тех, что сами лезут в голову в реальной подземной экспедиции. Связав их с видеорядом только эмоциональными ⌠мостиками■, и оставив читателю полную свободу для работы мысли.

*****

Между прочим, сразу первый интересный вопрос - что же, собственно, такое работа мысли? Современная философия на этот вопрос не очень-то отвечает. Идеи Эшби об отборе информации в его ⌠Моделировании мозга■, равно как и монтируемые в современные программы для компьютеров схемы дедуктивного вывода и эвристического поиска, да и остальные распространенные теории, практически никакой критики не выдерживают. Какую определяющую роль может играть отбор информации среди содержимого многих прочитанных томов, какую роль играет дедуктивный вывод по содержанию дискуссии, если книга содержит один мегабайт текста, в дискуссии происходит обмен со скоростью единиц килобайт в час, а в картине окружающего, непрерывно поступающей сквозь зрительные каналы, за секунду проходит несколько мегабайт? А ведь есть еще каналы обонятельные, осязательные, вкусовые,┘ Совершенно понятно, что мышление организовано несколько иным образом. Причем - совершенно очевидным. Если, конечно, отбросить известный тезис о том, что человек отличается от животного способностью к мышлению абстрактному.

В самом деле, глаза как самый высокоскоростной информационный канал, есть у любого животного, начиная с насекомых. Известно, что движущиеся объекты на передаваемом изображении могут быть выделены автоматически, до поступления сигнала в главный мозг, непосредственно на сетчатке, или в промежуточных нервных узлах. Но - только выделены, без опознания. Опознание - уже в любом случае задача высшей мозговой деятельности. И - также в любом случае она сводится к замене объектов абстрактными образами. Угрожающий - безобидный. Съедобный - несъедобный. Слишком далекий для физического контакта - достаточно близкий. Не отбор информации, а ее огрубление и абстрактизация посредством подмены объектов моделями, ассоциированными (или не ассоциированными) с некоторыми полезными свойствами. Переводя на технический язык - картинка начинает параллельно ⌠изучаться■ на соответствие набором ⌠программ■, каждая из которых ⌠знает■ ровно один объект или класс объектов. Причем уровней абстракции сразу несколько. Варианты ⌠волк■, ⌠некий хищник■, ⌠возможный хищник■ исследуются параллельно. Реакция зайца на опознанного волка и на ломящегося сквозь кусты неопознаваемого лося сугубо различна. И первая разница рассудочного мышления с инстинктивным - не в абстрактности или конкретности, а в том, какой процент опознаваемых объектов имеет программы, напрямую связанные с моторными реакциями (дать драпа, затаиться, или немедленно сжевать), а какой - вызывает для подобного же анализа серию ⌠программ■ с моделями дальнейшего поведения. Примерно то, что зоологи называют рефлексами. Причем - опять же разница в схеме программирования между условными и безусловными рефлексами очевидна. ⌠Прошитые■ в генетической памяти вида безусловные - останавливают программу опознания немедленно после запроса на моторную реакцию (⌠освобождая процессоры■ для работы над следующим кадром, что важно в случаях опасности), а в условных предусмотрено ⌠постуточнение■ с возможной отменой реакции.

В системе обучения существенной разницы между человеком и животным тоже не просматривается. При отсутствии в ⌠поле зрения■ объектов, вызывающих моторные реакции, и одновременном присутствии объектов незнакомых, ⌠включается■ программа составления моделей новых объектов, то есть - программа любопытства. Давно известны некоторые закономерности в обучении попугаев, вполне, впрочем, перекликающиеся с ⌠человеческими■ педагогическими теориями. Если с попугаем просто разговаривать - он запомнит ⌠просто слова■. Если во время обучения завешивать его клетку тряпкой, обедняя его ⌠поле зрения■, и высвобождая ⌠процессоры■ для программ любопытства - он легко освоит связь слов с эмоциями. Если же при этом в клетку помещать один-два совершенно незнакомых ему предмета - птицу можно научить пользоваться словами вполне абстрактно и разумно - например, для описания формы предмета:круглый или квадратный. Точно так же и в экспериментах с обезьянами, изготавливающими орудия труда - урезание информационного фона с одновременным присутствием незнакомых, но не ассоциирующихся с угрозой объектов, порой меняет их поведение на вполне разумное. Главное - чтобы предмет не вызывал аналогий прямых, только второго-третьего порядка, на которых только и могут появиться разумно выглядящие обобщения. И - чтобы хватило времени и внимания на составление модели по этим аналогиям. Собственно, возникает прямая параллель с классным помещением в школе, где единственным украшением служит какая-нибудь модель сложной молекулы, не имеющая ни малейшего отношения к столь мелким детям. Или - с обстановкой подземной экспедиции. То есть - разницы в структуре мышления нет. Только в соотношении количества ресурсов мозга со степенью их загруженности.

Кстати о классных помещениях. Дарю идею бесплатно - вместо модели на шкафу вполне можно помещать небольшие абстрактные рисунки в углах страниц школьных тетрадей. Из общих соображений должно работать существенно эффективнее. Особенно - если надежно обеспечить отсутствие иных отвлекающих факторов.

*****

При этом любопытство, пожалуй, следует расценивать как врожденное и обязательное свойство мозга, равно как и производный от него игровой инстинкт - вопрос только в том, выделяется ли ему достаточно ⌠процессорного времени■. Кому не приходилось замечать, что домашние (да и просто городские) животные только за счет ослабления мотиваций добывания пищи и обороны от хищников, сохраняют любопытство и игровой инстинкт на всю жизнь, набирая на этом интеллектуальность поведения? Для меня была просто открытием пара московских ворон, в течении трех лет подряд изводящих окрестных собак одним и тем же трюком - одна отвлекает внимание на себя, а вторая, подкравшись сзади, дергает за хвост┘ Попробуйте представить такое поведение взрослых ворон в лесу! А все - обстановка, поощряющая к мышлению аналогиями высших порядков.Для лесного жителя город - та же пещера.

*****

Разумеется, в описанной выше модели работы мозга ничего принципиально нового нет. Практически все упомянутые следствия в той или иной мере используются практически с самых что ни на есть античных времен. И - чем дальше вглубь веков, тем большая часть оных практических приложений оказывается напрямую связана с пещерами.

Всем известно, что древние люди, оставившие следы хоть какой-то цивилизованности, селились в пещерах. Даже относящиеся к разным ветвям, как неандертальцы и кроманьонцы. Менее известно, хотя и полностью доказано, что пещеры в их жизни играли гораздо большую роль, чем просто укрытия от непогоды и недругов разумных и не очень разумных. Без преувеличения можно сказать, что все выдающиеся деятели древнего мира были истинными спелеологами. Забирающимися на километры вглубь земли, чтобы молиться своим неведомым богам, творить картины и скульптуры. Между прочим, также и любоваться красотами натечных образований - прослеженные Норбером Кастере в пещере Альден следы неандертальской ⌠экспедиции■, впечатанные в окаменевшую позже глину, неопровержимо это показывают - даже попытка исполнения ⌠музыки■ на сталактитах оставила следы-царапины. А как известно, авторитет в примитивных обществах завоевывается в первую очередь подобными занятиями - понятие религиозного деятеля типа шамана неотделимо от занятий искусством и исследовательской деятельностью. Это уже существенно позже церкви, да и то не все, встали на догматические позиции и начали отрицать божественность творчества и познания нового.

Вот и интересно - что здесь является следствием, а что - причиной. Почему храм и мастерская художника - подальше вглубь? Казалось бы, неудобно. И ползти черт-те сколько, и света нет - нужно тащить целые охапки факелов. Неужели только для создания обстановки, давящей на ⌠экскурсанта■? Маловероятно. Авторитет шамана и так велик, и для дополнительного гипноза аудитории можно обойтись средствами попроще. Вроде как у современных затерянных племен. Гораздо вероятнее предположение, что - для создания творческой обстановки самому шаману-художнику-ученому. И выбор места обычно это подтверждает. Выбирается не просто дальний угол, ассоциирующийся с понятием ⌠логово■, а некая ⌠благоустроенная⌠ часть пещеры - со значимыми объемами, красивыми ландшафтами, как правило - со сталактитовыми залами по соседству. Все, что нужно для растормаживания ассоциативного мышления.

Между прочим, всякие аналогии и далеко идущие предположения можно и изрядно углубить. Вспомним обязательность пещерного образа жизни для всех основных первобытных культур, и опять зададим себе вопрос - следствие, или причина? Почему лесные культуры с гнездами на деревьях не оставили значимых следов?Материала для каменных орудий нет? Так и в пещере его нет - из известняка ничего разумного не сделать, нужен кремень или обсидиан, практически не встречающиеся в карстовых районах┘ Не логичнее ли предположить обратное - что в форсированном развитии культуры именно пещера играет значимую роль? Разумеется, не с самого начала, а с некоторой стадии. С той, когда на первобытной стоянке старики и дети начинают освобождаться от участия в походах по добыванию пищи. И - ⌠выдерживаемые■ в пещере, то есть в информационно-ограниченном по безусловным образам пространстве, дети - получают изрядную стимуляцию абстрактного мышления, позволяющего творчески переосмыслить опыт стариков.

*****

Собственно, пещера как таковая была абсолютно необходима только для примитивных людей. Современные - могут находить все то же самое не обязательно под землей. Взять тех же японцев с их синтоистскими традициями. Обязательное регулярное созерцание творений природы как средство для достижения слияния с божественным, полуабстрактные природо-ориентированные искусства типа икебаны, бонсай, всякие сады камней┘ Строго та же технология стимуляции мышления. Или - европейский всплеск импрессионизма, абстракционизма, других подобных течений. Впрочем, последние - уже скорее суррогат. Опять же - кроме подземной появились и другие столь же недружественные среды - горы, мир льдов Арктики и Антарктиды, подводный мир, на очереди - космос┘

И все же - пещеры продолжают привлекать людей, и самых разных, но обязательно - нестандартных. В том же Кап-Кутане в период всплеска его популярности можно было встретить и ученых практически любых специальностей (впрочем, преимущественно - математиков), и художников, и философов, и религиозных деятелей┘ Да кого угодно, кроме обывателей. Впрочем, в составе туристско-мурмульских групп появлялись и такие, но - однократно. И такие вот вспышки философствования на самые разнообразные темы происходили ежедневно на каждом из десятков подземных лагерей. Не располагает подземная обстановка к беседам на мелкие и приземленные темы, и все тут.

Мне сейчас много приходится общаться с самыми разными людьми, и доставляет удовольствие находить некоторые закономерности. Например. В общении, скажем, с инженерами на предприятиях, упоминание о занятиях спелеологией вызывает серию дурацких вопросов. В общении с крупными учеными на научных конференциях, все равно, какого профиля - реакция принципиально другая. Немедленно выясняется, что собеседник либо сам в студенческое время лазил по пещерам, либо как минимум пара его друзей.

*****

И опять же забавная параллель. Еще один из общепринятых показателей наличия разума - наличие совести. По-видимому, это чувство действительно напрямую связано с обобщениями высших порядков, и тем самым - вполне подчиняется тем же закономерностям. Можно, конечно, попытаться объяснить обостренность этики у спелеологов, альпинистов, полярников узостью коллектива. Но - обратимся опять к домашним животным. Скажем, к моему попугаю. Если он нахулиганит, последствия однозначны и очевидны: отловить, и в клетку под арест. Но - хулиганство бывает разное. Если несерьезное (включал свет пять раз подряд и кусался при попытках отогнать от выключателя) - протесты, а после отсидки - попытка повтора деяния. Если серьезное (разбил вазочку на полке, куда лазить нельзя) - забивается в угол клетки, жалобно твердит, что ⌠Грриша хорроший■, и на ближайший месяц за полку можно не беспокоиться. Вот такая разная реакция при одинаковых последствиях. Это - именно проявление совести, никакая узость коллектива здесь абсолютно ни при чем.

*****

Собственно, к чему я в данный момент подвожу. Мышление, и человеческое, и животных, оказывается основанным на следующих китах: оперировании не образами объектов, а их упрощенными моделями, нахождении инвариантов, составлении новых моделей с использованием дальних аналогий и наработанных личным опытом технологий моделирования, использовании параллельного многовариантного опознавания ситуации, и так далее в том же духе. То есть - на той же атрибутивно-методологической базе, что и любая из ⌠общепринятых■ наук. Не говоря уж о мотивации, которая в обоих случаях идет от чистого любопытства. Опять же вопрос о причине и следствии. Похоже, что развивая науки, человек не мудрствуя лукаво пошел изначально присущим его мышлению путем. Но - тем интереснее. Почему-то очень любят противопоставлять ⌠научный■ склад ума ⌠метафизическому■. А так получается, что последний просто невозможен, ибо противоречит основным принципам мышления.

На чем и всплывает одна из интереснейших в истории дилемм. Почему чуть ли не большая часть величайших ученых, философов и деятелей искусства были людьми глубоко религиозными - но в теологии не оставили даже и следа. А все основные религии оказались основаны на принципиально невозможном ⌠метафизическом мышлении■? Не потому ли, что понятия Бога и Церкви - взаимоисключающи? Не потому ли, что любая из церквей есть просто такой же удобный инструмент для возвышения бездарей, как, прости Господи, политика? Или причины тоньше?

А ведь попробовать разобраться - можно. И, наверное, - нужно. Воспользовавшись двумя простейшими теоремами. Одна из них - классическая. Существование Бога ни доказать, ни опровергнуть нельзя. Потому - нет противоречий к попытке познания Бога средствами ⌠научного■ мышления. Вторая - очевидная, но полной ее формулировки мне не попадалось. Метафизика штука тоже последовательная. И выворачивая наизнанку присущий человеку стиль мышления, она доводит до абсурда самое себя. Все религии ⌠развиваются■ единственным способом - очередной основатель секты решает, что народ глуп, не понимает основных философских идей, заложенных в священных текстах, и - ничтоже сумняшеся упрощает учение, убирая из него самые глубокие мысли (а точнее - те, которые не понимает сам). Объявляя, что его выхолощенное учение - единственно верное. Так из неведомой ныне религии появились православное христианство и кришнаитское учение. Так из православного христианства отпочковались католическое и ислам. Так католическое христианство породило иудаизм (предвижу на этом месте возмущенный вой, но - то, что Ветхий Завет был написан существенно позже Нового, причем с его использованием - факт уже доказанный, хоть и усиленно замалчиваемый. Впрочем - возможно, я не вполне точен. Имеется в виду не иудаизм как таковой, а та его версия, которую мы знаем сегодня. Это не вполне одно и то же.). И так по всему дереву - выбрасывание очередного блока идей на каждом переходе.

Между прочим, последние несколько десятков лет приобрело популярность такое понятие, как функциональная неграмотность. То есть - когда человек способен прочитать текст, понимая смысл каждого слова в отдельности и каждой фразы в отдельности, но - не понимая смысла текста в целом. Лет эдак с десять назад оное явление было в США объявлено проблемой номер один. А как же иначе? Если в качестве довеска к Новому завету, проповедующему идеи гуманизма и человеколюбия, прилагается Ветхий завет, в котором эти идеи изведены под корень, а под соусом ⌠угодных Богу■ деяний подаются абсолютно аморальные, абсолютно антигуманные поступки (не буду разбирать примеры - договорились разговаривать наравне, так что просто посоветую перечитать Библию, пытаясь понять этический и нравственный смысл текста). И сей винегрет рекламируется в качестве ⌠книги книг■┘ Если это - не попытка с детства приучить человека читать, не понимая смысла написанного┘ Собственно, даже в наше приснопамятное социалистическое время не доходили до такой мощной промывки мозгов в детском возрасте.

Но - читать и изучать ⌠священные■ тексты стоит. Несмотря на то, что от исходных философских учений они ушли далеко, и не в лучшую сторону, вымарать все изначальное и мудрое нельзя. Следы исходного учения можно найти везде, причем - разные. И Ветхий завет содержит нечто, перешедшее в него из ⌠старого варианта■ Нового Завета, в котором в 11-м веке фигура Христа была подменена на фигуру одного из римских пап. И даже предельно упрощенный Коран, к примеру, содержит в списке смертных грехов ростовщичество, отношение к которому в религиях христианско-иудаистского куста существенно смягчилось (хотя Коран - штука об двух концах. При предельном упрощении христианского учения Мухаммед ввел-таки одну существенно новую концепцию, актуальность которой проявилась сравнительно недавно - о тупиковости пути технологической цивилизации). Так, по крупицам из разных источников, пользуясь исключительно логикой, вполне можно попытаться восстановить, на чем основывалась Религия до того, как Церкви растащили ее на кусочки и довели до абсурда. Чем мы сейчас и займемся.

*****

Итак, попробуем задаться постулатом, что Бог - есть, и логически проанализировать следствия, находя при этом параллели и опорные точки в тех частях современных религий, которые наследуют идеи доцерковной теологии. Не с тем, чтобы доказать ⌠от противного■ его отсутствие - ввиду недоказуемости исходного постулата, исполнить сие легко, ничего оно не докажет, и подобным упражнениям в Истории несть числа. А с тем, чтобы найти корень неистребимой страсти человеческой к познанию нового, творчеству, дружбе. Страсти, существующей несмотря на все тщательно маскируемое, а подчас и явное, противодействие Церкви и Государства. Существующей, несмотря на вроде бы обоснованные теории Фрейда и иже с ним об исключительно животных мотивациях всех поступков и помыслов человеческих. Не имеющей никакого существенно объяснения разумнее, чем то, что это - промысел Божий. И постигнув суть его - Человек откроет для себя новые горизонты.

*****

Начнем, пожалуй, с христианского постулата ⌠Бог создал человека по образу и подобию своему■. Как известно, существование Божье ни доказать, ни опровергнуть невозможно - в том единственном случае, если Бог нематериален. В противном - опровержение тривиально. Итак, задавшись основными свойствами Бога (вездесущ, всеведущ, нематериален, бесконечен, и др.), спросим себя, что же может иметься в виду под ⌠образом и подобием■?

Ответ первый, наипростейший. Постулат относится не к физическому воплощению Человека, а к его душе - как нематериальной субстанции, обладающей некоторыми (или всеми) свойствами Бога. В весьма многих учениях ответ сей присутствует в явном или неявном виде. К примеру, в буддизме, отрицающем личностного Бога, равно как и саму материальность мира. Физической воплощение человека, равно как и окружающий мир есть Майя (иллюзия), а путь нравственного совершенствования ведет к освобождению из Колеса всего сущего, то есть - к достижению состояния нирваны, в котором Человек становится Богом. Или - в простейших афоризмах типа ⌠Бог - не в церкви, а в душе человеческой■.

Идя по пути последовательных приближений, имеем следующий тезис. Ищи и познай Бога в себе - и уподобишься Богу, ибо он в тебе присутствует. Проанализировав данный тезис поглубже, найдем несколько интересных следствий и параллелей. И первое из них таково: Бог бесконечен по определению, познание бесконечности требует бесконечного времени, следовательно указанная операция не может быть выполнена в полном объеме. А если не в полном?

В каббалистике есть одна весьма интересная идея. Состоящая в том, что Бог не может снисходить до материальных дел, а потому акт Творения, замысленный непосредственно Богом, на прикладном уровне был выполнен серафимами - ⌠вычлененными■ отдельными сущностями Бога. А заодно - в том, что Дьявол, сиречь падший ангел, на самом деле не ангел, а серафим, то есть - часть самого Бога. В свете тезиса, начавшего обсуждаться в предыдущем абзаце, напрашивается любопытное обобщение. ⌠Экологическую нишу■ Дьявола мог занять любой серафим, то есть - любая ограниченная часть Бога. И с точки зрения логики здесь тоже все в порядке. Дьявол определяется как антитеза Богу. Если Бог бесконечен и всеведущ, он автоматически объемлет все свойства Дьявола, и единственное, на чем антитеза может быть построена - на противопоставлении конечного бесконечному. То есть - выражаясь математически, Дьявол есть подмножество Бога, причем - любое. Самые гуманные сущности Бога, взятые отдельно - есть Дьявол. Вспомним слова Христа: ⌠не мир я Вам принес, но меч■. Даже ипостась, воплощающая любовь, действуя отдельно, не может не принести большого зла.

Итак, процесс поиска и познания Бога в себе имеет очень опасное свойство. Если у человека, выполняющего такой поиск, появляется ощущение завершенности - значит, найдена часть, то есть - не Бог, а Дьявол. Между прочим, опять возникает призрак буддизма с концепциями иллюзии и Колеса всего сущего. И - любопытная параллель с тезисом Ленина ⌠┘ учиться, учиться и учиться■. А заодно - полное объяснение тенденций так называемых ⌠тоталитарных■ сект к самоуничтожению и к причинению максимума неприятностей окружающим. Само определение тоталитарных сект включает наличие ⌠пророка■, объявляющего о постижении истины, заключенной в том или ином отдельно взятом фрагменте той или иной отдельно взятой религии.То есть - согласно нашему определению, воплощения Дьявола. И - чем меньшая часть учения выделяется, тем более злобна получающаяся ипостась.

Приложим ли сделанный вывод не только к сектам, но и к церквям в целом? Разумеется. Но - так как крупные религиозные учения продвинуты в своем развитии дальше, чем секты, зло, заключенное в них, менее явно выражено. Трудно судить о суммарном количестве зла - уменьшается ли оно по мере приближения к Богу, или нет, но во всяком случае очевидно, что оно становится более утонченным.Получается стандартная диалектика с единством противоположностей - любая церковь основывается на Боге, но реализует Дьявола, причем чем ближе она подходит к пониманию Бога, тем опаснее скрытый в ней Дьявол, ибо - труднее постижим.И - порочный круг.

Есть ли выход из этого порочного круга? Посмотрим. Сразу вызывает интерес древнеиндийская концепция: ⌠ты не искал бы Меня, если бы уже не нашел■. То есть - существует интуитивное понимание Бога, охватывающее его полностью, но - с ограничением детальности. И выход из порочного круга в том, чтобы не пытаться выйти за рамки этого ⌠изначального■ понимания, ибо оно - цельно, а любая детализация - частична.

Но - как водится, ⌠изначальное■ понимание тоже таит в себе очередную интересную дилемму. Будучи спроецировано на Бога, оно сводится к способности осуществить Акт Творения, а будучи спроецировано на человека - к категориям типа морали и нравственности. И даже в отрицающем личностного Бога буддизме такое разделение существует. Заслуги, приближающие человека к освобождению из Колеса всего сущего, носят исключительно нравственный характер, но никогда - творческий.

Противопоставление, которое мы только что затронули, в реальности даже несколько глубже. Все творения рук человеческих, превосходящие некоторый уровень, объявляются либо созданными непосредственно Богом, либо человеком - но под прямую диктовку Бога. Таковы все ⌠священные■ книги, а также ряд иных произведений искусства, реже - науки или инженерии.

Однако, вернувшись к словам ⌠по образу и подобию■, мы не можем проигнорировать тот факт, что основная характеристика Бога - способность к Акту Творения, и, если и может идти какая-либо речь о подобии, то именно эта способность, наряду с наличием морали, нравственности и совести, и должна составлять Человека. При отсутствии хоть одного из компонентов получится тварь бессловесная.

*****

Попробуем осмыслить идею, бродившую у многих философов и литераторов, приведя ее в формулировке В.Савченко : ⌠┘ миг творения, в котором Человек подобен Богу, да и есть ли другой Бог?■. Абстрагировавшись от имеющегося в приведенной фразе атеизма, отметим, что смысл ее гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд. Акт творения, на который ссылаются практически все религии, тоже однократен и краток. То есть - Бог воспользовался (или смог воспользоваться) способностью творить только однократно. Что маловероятно при допущении всемогущества и бесконечных творческих способностей. Единственное объяснение - то, что Акт Творения, в котором мы участвуем, еще не завершен. И - завершать его Человеку, и в этом единственное его предназначение. Можно опять обратиться к логике. Творение любой детерминированной системы для Бога бессмысленно - при его всемогуществе не составляет проблем смоделировать результат с гарантированной достоверностью - а зачем тогда эксперимент? Для самолюбования? Тогда - какой же это Бог? Но вот моделирование системы с компонентами, наделенными собственными творческими способностями, да еще и подкрепленными свободой воли - задача, уже непосильная даже для Бога. И - единственно возможная, для решения которой необходим эксперимент. Пожалуй, еще и единственная, достойная бесконечного внимания и бесконечного интереса, то есть - достойная Бога.

*****

Подведем маленький итог. Человек! Твори! Ты сам сотворен только для этого. И миссия твоя закончится только когда ты в свою очередь создашь нечто, также наделенное свободой воли и способностью к творчеству. В этот момент ты станешь Богом. Но на пути - берегись! Берегись искать упрощенное понимание Бога, ибо найдешь Дьявола, а на том - приобретешь могущество, потеряв способность Творить. Берегись потерять мораль, совесть и нравственность, ибо это - тоже компоненты Бога, доверенные тебе, а без любой из них - он тоже Дьявол. И неважно, что ты не всегда понимаешь, что творишь и к чему идешь. Как сформулировано у Лема: ⌠┘ человек, делающий что-нибудь, никогда не знает, что именно он делает. Во всяком случае, не до конца■. Это - условие недетерминированного эксперимента, в котором Бог тоже не до конца знает, что именно он сотворил, и к чему придет сотворенный им мир. И - что произойдет с Ним на втором круге творения, когда Богом станет - Человек.

*****

Кажется, немного занесло. Где же наша пещера, о которой, собственно, весь базар? Да все там же. Творение и Творчество - вещи слегка разные. И если Творчество есть категория, человеку понятная полностью, то Творение - уже (точнее, еще) нет. И на настоящем этапе эволюции Человека (не как биологического вида, а как Творца) Творение имеет несколько проекций на мысль человеческую. То есть - существует ряд процессов в занятий,присущих человеку, которые подсознание интерпретирует как Творение.

Одно из таких отражений есть собственно Творчество, в художественном смысле. Второе - Творчество в смысле науки, то есть познания нового. Я бы поставил отдельно познание нового в смысле не научном, а географическом. Когда средством познания является не мысль и не эксперимент, а - непосредственное наблюдение. Открытие нового острова в океане, покорение вершины, первопрохождение пещеры - все это как бы имитационное моделирование Творения. Способ для человека поставить себя на место Творца, и изучать этот новый мир, задаваясь на каждом шаге извечными вопросами ⌠┘а правильно ли получился вот этот зал?■, ⌠┘я бы, наверное, устроил бы вон там проход на нижние этажи. А интересно, есть ли он там на самом деле?■┘

Четвертое, и, пожалуй, последнее отражение, оказывается еще ближе к пещерам и спелеологии - это созерцание творений природы. Во многих восточных религиях, и прежде всего в синтоизме, сохранилось очень интересное понимание сущности взаимоотношений человека с природой. Не пошлое потребительство, и не тривиальное обожествление, а - единение с Творцом через созерцание природы, умение найти высшую гармонию в каждой веточке, в очертаниях каждого склона, в форме каждого камня. Вероятно, нечто подобное когда-то было и в других религиях. Ничем иным нельзя объяснить практически утерянное ныне изумительное умение вписать строение в пейзаж, причем - пейзаж возможно более ⌠дикий■, свойственное строителям православных монастырей, древнегреческих храмов,┘ Учиться Творению - непосредственно у Творца. Примерно так. Это уже потом попытались заменить сие обучением вместо Творения Творчеству - через созерцание творений Мастеров - людей в музеях и картинных галереях. И оно - нужно, но - в дополнение. Не в замену. Никакое гениальное полотно не заменит закат солнца в Карелии. Но - построенные без проекта, на интуиции, Кижи - дополнят замысел Творца, гармонично вплетутся в ткань островов, и - добавят закату красоты, не нарушив гармонию.

*****

И, снова возвращаясь к пещерам, отметим, что их четырех отражений творения, спелеологии присущи все четыре, особо отметив наименее существенное - первое, то есть Творение как художественное творчество. В ипостаси подземной фотографии.

Когда художника хотят крепко обругать, его называют фотографом. Интересно, а почему, при потрясающей красоте пещерных образований, они совершенно не интересуют художников, а только фотографов? Впрочем, этот же вопрос можно задать и по поводу всякого микромира - например, сцен из жизни муравейника, а что уж и говорить об объектах еще мельче┘ Опять обругают, но - скажу. За редчайшими исключениями художник действует либо как творец - создавая сюжет, либо как реставратор - убирая из сюжета дисгармонию и несообразности, в первую очередь налепленные дурной человеческой активностью (скажем, линию электропередачи или сортир на фоне горного пейзажа). Художник-соавтор Творца, способный найти в природе новую красоту не искажением форм и цветов, а - точной их передачей, но в недоступных ракурсах или в невозможных условиях освещения, как Куинджи или Айвазовский, - редкость невероятная. Только такой художник мог бы нарисовать пещеру, но пока таких под землю не заносило, да и зачем? В пещере вообще не нужно искать ⌠нестандартных■ ракурсов и осветительных приемов! Создав пещеру лишенной всякого света, Творец сам позаботился о будущих соавторах! Никаких закономерностей, никаких общих принципов нет. Клади свет ⌠так, чтобы лепо было■, и возникнет гармония. В каждом зале найдутся сотни ⌠архитектурных решений■ сводов, всяких натеков понавешено - тысячи. Осветишь все, даже если хорошо и правильно - будет каша. Выбери те, которые дадут композицию, найди ракурс, уведи все остальное в темноту или нерезкость - и ты создашь то, чего больше никто не увидит, иначе, чем на твоем снимке. Другой фотограф в том же месте - найдет другое. И все - будет совершенно, ибо - в соавторстве с Творцом. И особо важно - что именно фотограф. Кисть художника здесь сможет создать тот же свет, но не сможет точно передать детали, а потому - окажется профанацией. Пожалуй, такой пример. Только Врубель смог создать ⌠жемчужную раковину■. Но - ни один художник не смог передать красоту даже одного отдельно взятого природного кристалла. Хоть и пытались. Посложнее будет. Потому что в кристалле одновременно совершенно все - и форма, и цвет, и прозрачность, и внутренняя игра света. Невозможная задача для живописи. А пещерное убранство - еще сложнее. Создав Фотографию как альтернативу Живописи - Творец позаботился о сюжетах, перед которыми Живопись бессильна, а Фотография становится высоким искусством.

*****

Возвратимся на секунду к теме о творчестве как одном из основных предназначений человека и о том, что неважно, что именно человек творит. В православном христианстве сохранился интереснейший тезис, исчезнувший во всех позднейших дериватах. Что человек может быть канонизирован не ранее, чем через три поколения после его смерти. То есть - что истинное значение дел человеческих познается только в отдаленной истории, и тем самым - что никто не вправе судить Человека-Творца. Забыть его творения - да. Отрицать - нет. Обидно только, что в реальной практике этот тезис применяется не к творениям, а к деяниям, и не к творцам, а к деятелям.

*****

Пожалуй, длительное общение с пещерами на удивление успешно может служить своеобразными мостиком между различными культурами. Все, кто пробовал, знает, насколько трудно европейцу понять культуру мусульман, равно как и наоборот. Но - в Гаурдаке есть несколько туркмен и узбеков, в чьей жизни пещеры заняли столь же значимое место, как и у нас. И - останавливаясь по дороге у того же Елдаша Ахмедова, одного из местных геологов, можно всю ночь просидеть за философскими беседами, в которых каждый понимает каждого, несмотря на все различия культур. Поняв о культурах друг друга многое. Например, для меня всегда был непостижим всплеск ислама в нашем веке. Казалось бы, религия упрощенная до предела, несовместимая с современной наукой, и срок жизни подобных религий - первые десятилетия. Ан нет. Живет и процветает. И только в одной из бесед с Елдашом я начал понимать причину, а понял - существенно позже. Если понимать Коран как сознательную попытку остановки технологического прогресса - все становится на свои места.

Зачем? Вот здесь и становится особенно интересно. Тонны бумаги исписаны, сотни километров нервов вымотаны, десятки теорий предложены в дискуссиях последней половины столетия на тему молчания Галактики. Пожалуй, наиболее полно гипотезы на эту тему сведены в Лемовской ⌠Summa Technologiae■, хотя есть и несколько более современных. Но до сих пор наиболее популярной из них считается самая пессиместическая - гипотеза фон Хофнера, согласно которой любая цивилизация, стоящая на пути технологического развития, неизбежно самоуничтожается до того, как выходит на второй энергетический уровень по Кардашеву (овладение энергией звезды, что позволяет обнаружить цивилизацию на расстояниях в сотни световых лет, что есть статистическая оценка частоты их встречаемости).

Так вот если принять данную гипотезу, в будущее можно смотреть с оптимизмом только в одном из двух случаев: если приняты меры по ограничению технологического роста, или - если доказано существование независимого от человека объективного тормоза технологического развития. Имея в виду такую дилемму и глядя на всевозможные ⌠побочные эффекты■ современной технологии, остается только удивляться, как полтысячи лет назад можно было предвидеть одну из основных проблем современности. То есть - даже будучи оптимистом, технократом и приверженцем второго варианта (с независимым тормозом), нельзя не признать, что это - тоже позиция, имеющая полное право на существование и уважение к ней, и - гениально спрогнозированная.

*****

А к слову о втором варианте, здесь тоже есть о чем подумать. И - по моему глубокому убеждению, именно он и имеет место быть, причем в эпоху ⌠самоторможения технологии■ мы уже успешно вступили. Попробуем хохмы ради этот тормоз вычислить.

Вариантов может быть более одного. К примеру, одним из очевидных представляется энергетический разрыв - когда для перехода от стадии овладения энергетикой планеты к овладению энергетикой звезды (т.е. для перехода от цивилизации 1-го типа к цивилизации 2-го типа по Кардашеву) потребные энергозатраты значимо превышают имеющуюся в распоряжении энергию. Однако подобная версия была бы слишком антропоцентрична - энергетический разрыв, имеющий место для Солнечной Системы, вполне может не иметь места для иных планетных систем. Прочие возможные ⌠тормоза физического порядка■ также имеют это свойство (привязанность к конкретным планетным системам).

Кроме тормозов физического порядка, возможны и тормоза психологического порядка, как ни странно это звучит в свете множественности путей биологической эволюции. Однако межзвездные контакты - вопрос не биологической, а технологической эволюции цивилизаций, которая существенно более детерминирована. К примеру, одним из необходимых составных элементов любой технологической цивилизации является создание в том или ином варианте эшбианского ⌠усилителя интеллекта■. Причем с некоторого момента дальнейшее развитие технологии прямо коррелируется с мощностью используемых эшбианских усилителей.

Земная цивилизация как раз дошла до этого этапа - компьютерные технологии и есть не что иное, как эшбианский усилитель, хотя и на зачаточной стадии развития. И даже при том, что стадия пока зачаточная, можно проследить некоторые общие тенденции. Разумеется, уже давно показана и доказана несостоятельность всяких вариантов типа возможного ⌠бунта машин■, равно как и вариантов с глобальными последствиями ошибочного программирования. Все эти проблемы преходящи (или статистически случайны), и ни одна из них не ведет к объективному тупику развития. Кроме того, они возможны исключительно в случае создания искусственного интеллекта, включающего психику - то есть, на существенно более позднем этапе, который с позиций настоящего времени моделируется плохо. Но можно попробовать вычленить те инвариантные свойства человеко-машинного (и то и другое в обобщенном смысле) общения, которые уже прослеживаются в наше время.

*****

Любая разумная деятельность имеет ряд сфер приложения, от формализуемых полностью до не формализуемых в принципе, причем сфера приложения, имеющая отношение к информационному обеспечению технологии - одна из наиболее формализуемых. Любой эшбианский усилитель имеет производительность, пропорциональную формализуемости решаемых задач. Потому - одна из первых же сфер деятельности, в которые происходит массированное вторжение эшбианских усилителей - конструирование новых эшбианских усилителей. Задачи третьего эшелона, потом - второго, наконец - первого - постепенно выходят из ведения разумных существ, переходя в ведение машин, управляемых единицами. При этом автоматически возникает эффект сжатия разумной деятельности до уровня ниже того, который обеспечивает самоподдерживаемость. Ни одна формализуемо-интеллектуальная сфера деятельности физически не может выжить при падении числа специалистов ниже критического, и в нашем случае результат возможен только один - полное отсечение ветви информационного обеспечения технологии от разумной деятельности.

Вторая сторона вопроса - то, что эшбианский усилитель еще не является искусственным интеллектом - а значит, может решать неформализуемые задачи исключительно экстенсивными методами (например, статистическими), обеспечивающими количественное усиление технологии (всегда имеющее физические ограничения), но не ее качественное развитие (позволяющее такие ограничения обойти). То есть - по мере развития технологической цивилизации рост мощности используемых эшбианских усилителей имеет ассимптотическое поведение, ограничивая тем самым развитие технологии вообще.

Пожалуй, в нашем распоряжении уже имеется очень хороший пример, пригодный для иллюстрации этого явления. Недавний шахматный матч между Каспаровым и компьютером Deep Blue. Ответ на вопрос - почему линии высокоинтеллектуальных шахматных программ (Каиссы и других) отмерли, а в матче с чемпионом мира играл компьютерс программой, основанной на тривиальном переборе вариантов - лежит именно в этой плоскости. При уже наблюдающемся недостатке специалистов нужного уровня оказалось дешевле и проще воспользоваться способностями компьютерной техники к автоматизированному проектированию специализированной (в данном случае - шахматной) техники с производительностью, повышенной за счет сужения круга задач. Ровно из этих же соображений десяток лет назад наиболее мощные компьютеры были переведены на RISC - архитектуру, то есть на архитектуру с сокращенным набором команд. При сложившейся степени автоматизации проектирования новой компьютерной техники такая деинтеллектуализация позволяет легко задействовать очевидные ресурсы. Второй же возможный путь - интеллектуализация - требует существенно большего времени за счет своей слабой формализуемости.

То есть - если приведенные рассуждения верны, то наблюдаемый в настоящее время технологический ⌠взрыв■ вполне может оказаться последним в истории человеческой цивилизации, и за ним - возможны только нетехнологические пути развития. Вполне вероятно, что ассимптотическое поведение темпов роста мощности эшбианских усилителей универсально для технологических цивилизаций и служит объяснением отсутствия контактов между такими цивилизациями. Хотя возможно, что на пути технологической эволюции имеются и другие тормоза, но - тоже психологические, а не физические. В любом случае, концепция наличия подобных автоматических тормозов - гораздо более оптимистична, чем концепция неизбежного самоуничтожения, и уже хотя бы поэтому заслуживает рассмотрения.

И опять - Человек! Твори! Не дай машине вытеснить себя из творческой работы - в любом случае она только загубит ⌠перехваченное■ направление. Творец - только ты, а любая электронно-механическая конструкция - в лучшем случае помощник. Никакой фотоаппарат не вытеснит кисть художника, и, что даже более важно - никакой ⌠умный■ фотоаппарат не обойдется без фотографа. И шанс на преодоление барьера самоограничения технологии - хоть и маленький, но - будет. А с ним - и возможность когда-нибудь достичь звезд!

*****

Причем недооценивать коварство техники и технологии в способности подменять как творческую, так и иные сферы человеческой деятельности, опасно чрезвычайно. Ибо оно используется в этих целях самой Природой (или Творцом). Собственно, еще тот же Лем в той же Summa Technologiaeдовольно провидчески подметил, что технология начала становиться одним из ведущих факторов в формировании морали и нравственности. Но тогда эта проблема еще не встала во весь рост, а лишь обозначилась где-то на горизонте. Сравнительно недавно одна группа ученых подбила любопытнейшую статистику по войнам последней пары столетий. И получилось, что в среднем лишь 11% солдат могли персонально стрелять во врага. Остальные - стреляли поверх голов. В результате - количество жертв в военных действиях было гораздо ниже возможного, особенно - среди мирного населения. С новыми технологиями, когда офицер отдает приказ убивать не солдату, а технике - войны стали многократно более жестоки и бесчеловечны.

Но это - только вершина айсберга. Сама по себе убивающая техника не способна полностью подавить мораль и нравственность. Пример пилотов ⌠Энолы Гей■ - первого атомного бомбардировщика - убедительно это показывает. Подавить нравственность может только тандем из подобной техники с милитаристски-направленными компьютерными играми, в самом раннем возрасте смешивающими понятия игры и убийства. Пацан, играющий во дворе в войну, получил в глаз снежком, по лбу из рогатки - он чувствует боль, на этом он способен понять разницу между игрой и реальностью. Натасканный на компьютерных стрелялках - нет. Он вырастет и нажмет на курок.

И опять же - это все еще вершина айсберга. Некоторые новые изобретения могут оказаться куда как более разрушительны. Меня охватывает ужас при мысли, к чему в итоге приведет распространение новой сверхпопулярной игрушки ⌠томагучи■. Здесь уже покушение на подмену суррогатом дружбы, привязанности и взаимной зависимости человека с домашним животным - живым существом, между прочим. Что на очереди - дружба между людьми? Любовь?

*****

Попробуем задаться старым как мир вопросом - кому это нужно? И ответ элементарен. Для Природы (опять же - или Творца) человек - только один из. Он имеет право на существование до тех пор, пока не создает угрозы вытеснения всей остальной жизни на планете. Как только такая угроза появилась - включаются те или иные механизмы сокращения популяции. Каннибализм, войны, болезни. Научился человек обходить эти препятствия - появятся другие. Разумеется, Природа (или Творец) мудры. Не просто сокращение, но сокращение с отбором - с выживанием более умных, более приспособленных линий. И суррогаты здесь - одно из эффективнейших средств, причем степень их действенности может быть задана любая. Но схема действия - одна. Как с наркотиками - одним из суррогатов положительных эмоций. Можно начать с любой безобидной травы или таблеток, но если втянулся, не смог провести границу - конец один. Героин. А если брать глобальнее- любые суррогаты в итоге ведут к тому, что втянувшийся человек просто прекращает размножаться, уступая без боя жизненное пространство более защищенным от суррогатов генетическим линиям. Неважно - посредством наркотиков, маргарина, гомосексуализма или ⌠умных бомб■.

Нельзя предсказать, каким будет следующее за суррогатами ⌠оружие■ Природы (если, конечно, сквозь суррогаты человечество прорвется, что не факт). Но - не всегда можно видеть, что там за поворотом. Иногда приходится ограничиться выбором траектории, по которой можно пройти ближайший поворот, а дальше - как уж повезет. И с суррогатами траектория прохода поворота с минимальными потерями есть. Не пустить их в сферу эмоций, выгнать их обратно из сфер морали и нравственности. Взаимоотношения между живыми существами - прерогатива живых существ, особенно - между людьми. Не позволить Церкви вытеснить Веру. Не позволить электронике отправить на помойку четвероногого друга. Вместо ⌠исследования■ компьютерного лабиринта - раз в жизни посетить настоящую пещеру, подняться на горную вершину, проплыть порожистую реку. Получив куда как больше реальных ощущений, причем - ни в кого не стреляя. Поняв и ощутив разницу между суррогатом и настоящим. Иначе - тупик.

*****

Впрочем, процесс - он идет. И понятие дружбы в нашем понимании уже существует далеко не везде. Скажем, в США человеческие отношения уже нарушены настолько существенно, что, по моему представлению, там процесс может быть и необратим. Разумеется, не поголовно. Но - в массе. Поживем-увидим.

*****

Символично, что пещера, о которой наш альбом, и на исследование которой мы положили добрую часть своих жизней, расположена именно в Туркмении. Не хочу сказать ничего плохого об остальных среднеазиатских странах, но Туркмения - место особое. Тем, что это - единственная из республик экс-СССР (кроме, пожалуй, еще Белоруссии), в которой даже без ⌠посреднической миссии■ пещер можно чувствовать себя как дома. Не в смысле дружелюбия и гостеприимства - они есть везде. А в смысле существования нескольких редко встречающихся общих черт в национальных характерах, что при столь разной истории и столь разных культурах удивления достойно.

Так, и русский народ, и туркменский - не торговые. Как на российском базаре засилье южан, так и на туркменском - соседей. Причем по одной и той же причине - что умному человеку зазорно, если не постыдно, быть хитрым. Не торговать зазорно, а хитрить, что, впрочем, практически неразделимо. Дураку, юродивому - ради Бога. Но кому многое дано, с того много и спросится. И человек, которому дано, обязан быть честным перед собой и перед людьми. Иначе - уважения ему не видать. Впрочем, кем-то из мудрых было сформулировано, что хитрость - одна из форм умственной неполноценности, так что вопрос о причине и следствии в ⌠позволении быть хитрым■ для глупцов и юродивых - не так прост.

Второе сходство - аллергия на ксенофобию в любой форме. Опять предвижу некий возмущенный вой насчет якобы доказуемого антисемитизма у русских. Вранье, причем - наглое. В скольких коллективах не приходилось работать, отдыхать, жить - ни разу сам не задавал, да и от других не слышал вопросов о национальности кого бы то ни было. За исключением единственного расклада. Когда некоторая национальная группа выделяется сама и начинает дистанцироваться от остальных, оказывая выраженный протекционизм своим, то есть - открыто демонстрирует ксенофобию. Вот здесь возникает немедленная реакция отторжения. Именно по типу аллергической. Не к нации. К данной конкретной группе в данном конкретном коллективе. Или к данному конкретному человеку. Полезный, между прочим, тезис - врачу: исцелися сам. Равно противно слышать слова ⌠виноваты евреи■, и ⌠еврейский вопрос■. Даже единственное прослеживающееся в фольклоре исключение - поговорка ⌠незваный гость хуже татарина■ - недавно получила, наконец, разумное объяснение просто в сдвиге понятий. Согласно которому слово ⌠татары■ не было в то время самоназванием народа, а было названием рода полубандитского конного ополчения - то, что позже, за утратой термина, переименовалось в казаков.

У туркмен примерно то же самое. Кроме небольшого количества самоизолировавшихся групп, среди остального населения гармония межнациональных отношений практически полная. Любой похвастается своей национальностью, но в выборе друзей, коллег или жены - послушается подсказки души.

К великому сожалению, у обоих народов последний десяток лет идет очень мощное давление извне, имеющее целью порушить их выработанные в веках гармоничные подходы к межнациональным отношениям. И опасно это до чрезвычайности. При аллергии передозировка аллергена, как известно, может привести к анафилактическому шоку - и последствия становятся непредсказуемы.

*****

И еще символична - древность. Не так уж много в экс-СССР известно стоянок древнего человека, собственно - единицы. И то, что именно на Кугитанге расположены две из известнейших - в пещерах Тешик-Таш и Зараут-Камар (хотя и на узбекском его склоне) - весьма любопытно. А еще более любопытно - что в археологии там конь не валялся. Для обеих упомянутых стоянок в литературе описывается, кажется, чуть ли не единственная экспедиция по их исследованию - даже местоположение в половине источников перевирается на несколько сот километров. Еще одна - похоже, была уничтожена в пещере Прелесть в ходе горных работ. Ни в одной книге или статье по археологии не упоминается хорошо известный всем геологам факт - что в зоне арчовых лесов на восточном склоне Кугитанга, там, где выходят богатые железом флишевые отложения, через каждую сотню метров вдоль каждого ручейка - высыпки шлака древних плавильных печей. Собственно, за почти двадцать лет моих исследований Кугитанга я там не только не видел ни одного археолога - даже не слышал ни об одной археологической экспедиции.

А зря. Возможно, основные находки впереди, как относящиеся к каменному веку, так и к более поздним временам. Во всяком случае, культура в данной части Земли развивалась весьма самобытным путем, о чем неоспоримо свидетельствуют такие, например, сооружения, как Ени-Сала - не имеющие никаких аналогов ни в одной другой культуре. Кстати, опять же вызывающие очень любопытные мысли о степени обязательности противоречия технологических путей развития гармонии природе. Как несколько десятилетий назад доказано, Ени-Сала - памятник не столь архитектурный, сколь памятник единственной в истории культуре, объединяющей преимущественно скотоводческое хозяйство с градостроительством. То, что ранее принималось за гигантскую крепостную стену - оказалось вытянутым кольцевым зданием-городом вокруг огромного загона-фермы.

К сожалению, исламизация Средней Азии стерла эту самобытную культуру, а мода последнего столетия ⌠грабить■ культуры Востока, пытаясь приписать их достижения то ⌠импорту■ из более развитых областей, то всевозможным пришельцам, хоронит в своем мутном потоке и то, что удалось установить. Чего стоит хотя бы история с той же Делийской колонной в Индии, приписываемой то утраченному искусству выработки химически чистого железа, то отливке ее из метеорита, то пришельцам. Во всяком случае - до сих пор фигурирующей в исторической литературе как нержавеющая, состоящая из химически чистого железа, и др. Несмотря на то, что в конце прошлого века колонна была исследована шведскими металлургами, и результаты - опубликованы. В частности то, что она прекрасно ржавеет - подпочвенная часть изрыта коррозионными язвами глубиной по 10-15 сантиметров и покрыта шестисантиметровым слоем ржавчины. И то, что она вовсе не железная, а из стали, примерно соответствующей современной стали-15, только очень грязной по фосфору и по неметаллическим включениям (шлаку). И то, что она не литая, а сварена ручной ковкой из сравнительно мелких кусков. То есть - является прекрасным образцом для восстановления действительно передовой технологии, а никакой не загадкой.

И еще вопросец того же плана. На засыпку. Имеем вот всякие взаимовлияния культур, массовые перемещения народов, все такое прочее. Обоснованные, доказанные, и так далее. Но вот становится биологам интересно проанализировать генетический код замерзшего в леднике древнего человека. У которого зубы во все стороны торчат. В той самой Шотландии, где по канонической версии истории все друг друга вытесняли и истребляли десятка полтора раз только в исторический период. А для контроля - двадцать анализов в соседней деревне. И нате вам! Учитель местной школы - прямой потомок! С надежностью доказательства - чуть ли не абсолютной.

*****

Собственно, если рассмотреть поближе всякие разные древние культуры, то получается интереснейшая штука. Практически у каждой из них, за исключением, пожалуй, австралийских аборигенов,были периоды с массированным развитием технологии, а были - с подавлением. У одних культур технологические всплески происходили чаще, у других - реже. Но - доходили они приблизительно до одного и того же уровня. Тем самым - идея о том, что одни культуры более развиты, а другие нет - не проходит. Попробовали все, но одни решили идти дальше по этому пути, другие решили, что это - не их путь. Тот же самый вопрос мироощущения. Конечно, фактор благоприятности климата оказал влияние на выбор. Но - и только. Юг Африки по климату примерно соответствует Средиземноморью. Попробовали - отказались, хоть и нельзя, ничего не делая, лежать под бананом и ждать, пока созреет. Центр Африки, где, вроде бы, можно - монументальные развалины Зимбабве и действующие до нашего времени фрагменты построившей их культуры. Тоже, между прочим, не имеющей аналогов. Опять же - есть и ⌠эффект торможения■, совсем как у нервной системы. Чем суровее климат - тем выше требования к технологии. До некоторого предела. А именно - предела надежности оной технологии. Дальше - ненадежно. Откат. И самые северные народы предпочитают такое же слияние с природой, как и экваториальные.

*****

Опять занесло. Проверить, что ли, десятка два спелеологов на соответствие ископаемым троглодитам из их излюбленных пещер? Ладно, пока замнем. Все равно денег нет на генетический анализ, да и сохранность оставляет желать лучшего.

Чем хорош наш вариант спелеологии - неторопливые полукопательские первопрохождения с некоторым научным фоном? Вот именно тем, что люди собираются очень разные, но все - неординарные. И времени на треп хватает. Пока на гексогазе жор сварится, пока изодравшиеся за выход комбезы заштопаются, пока топосъемка отстроится┘ А вечно отказывающие фонари? А нуждающиеся в чистке от пыли и сушке от конденсата фотоаппараты и вспышки? То есть - Сифровские эксперименты на предмет естественности для человека пятидесятичасовых суток хороши, но - если такого эффекта и не было бы, его бы пришлось изобрести. Если подготовка снаряжения к следующему дню занимает часа четыре, а обработка материалов - еще три, то устраивать этот день длиной в десяток часов было бы просто глупо и скучно.

И, разумеется, все ⌠непроизводительное■ время, к тому же - проводимое в весьма неординарной обстановке подземного лагеря - мозги работают. В самом, что ни на есть, форсированном режиме. А если один - математик, другой - физик, третий - геолог, четвертый - строитель┘ Что есть точка равновесия, на которую выходит треп? Правильно. Те самые мировые проблемы. Исключая, конечно, случаи типа когда кто-либо во гордыне двинет новую теорию по своей специальности, а вся прочая банда дружно начнет ее со своих кочек зрения разносить в пух, перья и прочие дребезги. Или - не разносить, а обобщать. С выходом на те же мировые проблемы. Впрочем, как вариант - на абстрактное словоблудие. Что по сути одно и то же.

Причем, как это и положено, вопросов возникает гораздо больше, чем ответов. В свое время, кажется, Ньютон носился с теорией, что научный метод познания - это когда накапливаются факты, а уже потом, когда их достаточно, строятся гипотезы. Чуть ближе к нашему времени Павлов внес в сие учение существенную коррективу, имеющую основным смыслом - что пока в голове нет идеи, фактура просто не замечается. Представляется, что и это - только часть истины. Вспомним рассуждения о структуре мышления и ⌠программе любопытства■. Новые концепции вырабатываются именно ею, а ее ⌠стартовик■ - не идея, а вопрос. Относящийся к объекту, перед которым пасовали ⌠программы распознавания■. Но вопрос - категория достаточно эфемерная и не являющаяся хорошим обоснованием для выделения ⌠программе любопытства■ дополнительного ⌠процессорного времени■. И возвращаемся мы опять к той же, старой как мир, диалектике. Важны именно идеи - но не как идеи, а как компактные сводки вопросов. Теория, ⌠закрывающая■ тему, объясняющая факты - не является идеей, стимулирующей мыслительный аппарат к ⌠процеживанию■ новых фактов. Только идея-гипотеза. Скорее всего неверная, но являющаяся хорошим носителем блока более глубоких вопросов.

И опять анекдотическая аналогия из той серии, что, формируя методологию науки, человек пошел по пути наименьшего сопротивления, сохраняя ⌠организационные структуры■ мозга. Возьмем ученую степень доктора наук в нашем пост-советском понимании (в остальном мире подобной ученой степени просто нет, а ⌠их■ докторская степень строго равна ⌠нашей■ кандидатской). Так вот в положении о докторской степени записано, что диссертация должна основывать научную школу. Задавая установки, ставить вопросы, а не отвечать на них. И, по слухам, были прецеденты проваливания особо тщательно написанных диссертаций, в которых соискатель не смог удержаться от собственных ответов на все вопросы, тем самым не только открывая направление, но и одновременно закрывая его. Смахивает?

*****

И опять вернемся к гармонии. Между прочим, сколько смысла заключено в одном простом слове, и к какому множеству понятий можно его приложить. Например, один из основных его смыслов - отсутствие крайностей. И если приложить оный смысл к контексту уже рассмотренных категорий, они обретут еще одно новое звучание.

Скажем, та же концепция противоречия Веры и Церкви. Вера - просто по определению есть категория, ведомая гармонией. Церковь - практически во всех случаях тяготеет к крайностям.Между прочим, интереснейшее мерило, в котором крайности очень любят отражаться - ответственность. Церкви христианского куста лихо эксплуатируют тенденцию человека к эскапизму - бегству от ответственности, предлагая ему на выбор переложить собственную ответственность перед Творцом, Природой, другими людьми - либо обратно на Творца, либо на церковных иерархов. Буддизм поступает строго наоборот, навьючивая на индивидуума кроме его персональной ответственности - еще и ответственность за тот мир, который якобы является его иллюзией. Играя на чувстве собственного достоинства. Нет в этом гармонии и быть не может - и то и другое, как выразился Козьма Прутков, несколько односторонне.

Зато что есть - так это еще одна интереснейшая параллель. В той же призме ответственности замечательно отражается еще одна из основных сфер человеческой деятельности. Политика. Разница между убеждениями индивидуума и политическими партиями оказывается один в один той же самой, что между Верой и Церквями, причем можно даже построить взаимно-однозначное отображение. Нет разницы между буддизмом и либеральной демократией, как нет ее между католицизмом и коммунизмом. Остальные церкви и партии - по всему спектру. А гармония - потерялась вместе с интуитивным пониманием мира.

И еще одна параллель. С теми же самыми вопросами ⌠искусственного интеллекта■, подмены морали общечеловеческой моралью техногенной, тупиков технологического развития, и всего прочего на эту тему. Любопытно. До сих пор я ни разу не употребил слова ⌠суеверие■, а вот здесь - употреблю. Глубокое слово. В самой конструкции своей основанное на отрицании Веры, а вместе с тем - определяющее те человеческие свойства, на которых и строятся церкви. Так вот большинство проблем с технологией возникает из тех же суеверий, и основано на тех же тенденциях к эскапизму. Скажем, вооружают геолога высокоинтеллектуальной программой по оценке месторождения. Девять из десяти забьют туда свою цифирь, спросят, где тут ответ, и - начнут ругаться, что все неверно. Конечно, неверно. Кто специалист по данному месторождению? Автор программы? Привлеченные эксперты? Компьютер? Да черта с два! Тот геолог, для которого программа писана. И ответственность за результат оценки как на нем лежала, так и продолжает лежать. Программа существует не для замены его мозгов и знаний, а для их усиления, и если он не найдет пути провести по всем ее закоулочкам свое собственное понимание - ничего, кроме халтуры не получит. То есть - опять-таки нужны Мера и Гармония в знании пределов собственной ответственности, что и определяет умение ⌠отстроиться■ от суеверий.

*****

Между прочим, раз уж коснулись темы политики, а точнее - вопросов социального устройства (что бы там не говорили, но это одно и то же - неполитизированной экономики в природе нет уже давно) - не худо было бы и здесь что-нибудь попытаться себе представить и смоделировать. Например, следующий ход в ⌠шахматной партии■ о правах человека. Это, пожалуй, наиболее интересно - так как последнюю пару сотен лет спекуляции на тему прав человека (начиная от их списка и кончая гарантиями защиты) - единственный фактор, приводивший к смене общественных формаций.

Итак - для начала опорные точки. В соревновании двух систем всегда развиваются обе. То, что крах социалистической системы наступил из-за того, что еще в пятидесятые вне ее был выработан новый комплект подлежащих защите прав человека, а к нему не было выставлено никаких контраргументов типа альтернативного комплекта - совсем не означает, что такой комплект невозможен. Более того - даже не означает, что он не разрабатывался. Скорее означает, что разрабатывался, и даже начинал претворяться в жизнь - но, как всегда, по собственному раздолбайству, без должной рекламы. Вероятно - даже без точных формулировок.

И вот для вычленения этого комплекта можно очень хорошо воспользоваться современным положением в стране, характеризующимся недавней сменой политической системы. Потому, что даже у тех, кто желал перемен всем сердцем и поддерживает их сейчас - все равно есть в душе островки ностальгии по отдельным свойствам ⌠старого■ режима. И анализ этих островков - с высокой вероятностью покажет ход следующего витка спирали.

Если спросить любого, даже далекого от идей коммунизма, индивидуума - в чем свергнутая социалистическая система превосходила нынешнюю капиталистическую - ответ в большинстве случаев будет один. В экономической стабильности по отношению к индивидууму. Банки и пенсионные фонды не лопались, система взаимных вложений неплохо действовала (медицина, обучение, пенсии, отдых и др.). Существовала уверенность в будущем.

То есть - имела место частичная реализация одного из основных, но пока не сформулированных прав человека - права на неучастие в азартной игре. Разумеется, экономика - лишь одна из сфер приложений этого права, причем есть много переходных явлений. Игра - она не всегда ведется на деньги. Возможны даже разные ставки (и разные игры) с разных сторон. Два примера. Рабочий человек, получив зарплату, пошел по магазинам. Может, он хочет играть, а может - нет. Но - вынужден, так как за разумную цену в ближайшем магазине он ничего не купит, а инфляция на месте не стоит. Но даже если хочет - вынужден ставить не деньги, а собственное время, что совсем не то же самое. Или коммерсант. Хочет играть на деньги, а зачастую вынужден - на кровь.

По моему глубокому подозрению, если бы десять-двадцать лет назад коммунисты подняли бы на флаг данный принцип и попытались бы его проводить в жизнь не фрагментарно, а последовательно - в глобальном противостоянии они бы выиграли. Со всеми вытекающими последствиями, среди которых плохих - больше, чем хороших. А так - данное право войдет в оборот только на следующем витке истории, когда общество опять начнет ⌠леветь■. Для ⌠правых■ оно - нож острый.

Собственно, все противостояние между современными капиталистической и социалистической идеями вертится вокруг этого права, а также противостоящего ему права на свободу предпринимательства. При этом право на свободу предпринимательства, с теми или иными ограничениями, реализуемо и в рамках социалистической идеи, но право на неучастие в азартной игре - абсолютно неприемлемо в рамках либерально-капиталистической идеи. На обязательном участии каждого в азартных экономических играх держится вся система. Сколько бы человек не заработал - сохранение заработанного возможно исключительно путем азартных игр. Единственное, на что такая система может пойти - на паллиативы в виде системы социальной поддержки, то есть игрового правила об обязательном остатке у проигравшего, и системы ограничения монополизма, то есть правила о неснижении количества выигрывающих ниже определенной планки. Которые правила чисто психологически вызывают реакцию отторжения и нелегальные попытки играть на остаток, причем - с потенциальным монополистом.

В обществе же, основанном на ⌠левых■ идеях, конфликт необязателен. Право на неучастие в азартной игре вполне совместимо с правом играть. Если, конечно, считать право на неучастие в игре первичным и считать мошеннической любую игру с вовлечением в нее людей против их воли, а также людей, не знающих, что это игра, или - не ознакомленных с правилами и статистическим расчетом игры. Легко видеть, что эти ограничения не противоречат общечеловеческой морали, и тем самым - имеют право на существование.

*****

Как говорится, Бог троицу любит. И - так как уже в третий раз я вынужден констатировать, что слегка занесло - пора выходить на финишную прямую. Вылезать из нашей условной, а возможно - и вполне конкретной - пещеры в реальный мир.

Напоследок оглянувшись, и возблагодарив Творца за то, что есть на планете Земля такие исключительные места, имеющие одновременно свойства:

колыбели цивилизации;

художественной галереи, одновременно - студии;

музея самых разных наук, одновременно - лаборатории;

клуба отшельников;

крупнокалиберной диогеновой бочки;

и так далее...

Москва, 1998